magazine

Идентичность белорусской фотографии

Автор:
Александра Маршина

Дата:
27.08.2013

Теги:
Fine Art, Арт рынок, выставка, фотоархивы, художественная печать, Polaroid

4.5/4
4827
Войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать

На фото:
Polaroid из серии «Белорусская фактография. Часть 1»
Автор: Алексей Шинкаренко
Год: 2012

фотография из проекта Белорусская фактография Алексея Шинкаренко
В лаборатории coloroom напечатан выставочный проект фотографа и куратора Алексея Шинкаренко «Белорусская фактография. Часть первая». 23 фотографии вошли в экспозицию, представленную в рамках Международного фестиваля визуальной культуры «Визии» c 27 мая по 18 июня в киевской галерее «Квартира 57». Мы встретились с Алексеем и побеседовали о проекте, выставке и горизонтах современной фотографии.

– Над чем вы сейчас работаете?

– На данный момент я заканчиваю работу над основным проектом «Белорусская фактография», который был начат в 2007 г. Он получился долгосрочным, но меня такой подход не смущает. Мне нравится, когда есть возможность множество раз проанализировать и переосмыслить накапливаемый материал, когда фотографии, которые появляются в процессе взаимодействия с нашей средой, провоцируют на более глубокие размышления. По сути, мой проект – это ответ на вопрос, что такое современная фотография. Для меня это – исследование, в котором главную роль наравне с автором играет сам материал. Когда в процессе взаимодействия с работами появляются новые вопросы, а затем – новые образы, которые потом согласуются в некоем определенном порядке. Такая длительная процедура погружения (в материал) важна, и я ее использую.

– Где можно увидеть ваш проект?

– В последнее время на Украине, где у меня прошла персональная выставка в арт-пространстве «Квартира 57» в рамках Международного фестиваля визуальной культуры «Визии». Большей частью, когда проект еще создавался, он включался в различные групповые выставки, к примеру «Двери открываются?» в Вильнюсе и Варшаве, в Киеве же впервые состоялась персональная.

– Чем выставка была особенна? Кроме того, что это было: ваше полноценное персональное высказывание?

– В первую очередь новым опытом работы с украинским куратором Александром Михедом. Он очень деликатно и тонко подошел к теме, моим работам и благодаря неожиданной интерпретации материала буквально вошел в проект как соавтор. Александр предложил очень интересную форму подачи работ. До этого я показывал «Белорусскую фактографию» как монотонный фактографический ряд, в котором все принты имели одинаковый размер. В Киеве было решено использовать разные форматы, и отдельные поляроиды мы увеличили. Как результат, повествование было организовано совсем нетипичным образом: в экспозиции были расставлены определенные акценты, выделены приоритеты, которые предполагали иное вовлечение зрителя.

– Поляроидные снимки ведь имеют свою эстетику изображения. Не пострадали ли принты в результате увеличения?

– Думаю, что нет. Вначале я долго не решался на подобный шаг, так как в памяти глубоко засело воспоминание о первом поляроидном отпечатке, когда в руках держал маленький принт. Этот первый контакт, конечно, забыть невозможно, но важно понимать, для чего делается тот или иной прием. В нашем случае – это был способ изменить дистанцию взаимодействия зрителя с контактным отпечатком. Где-то ему (зрителю) было достаточно стандартной дистанции, а где-то нужно было подойти очень близко, чтобы услышать «тихий голос» изображения. Благодаря этой игре с разными форматами мы дали возможность публике по-новому взаимодействовать с материалом. Кроме того, каждая фотография обладает своеобразным рисунком. Таким образом, фотоувеличение ее достоинств не умаляет. Здесь, несомненно, актуален вопрос о качестве печати. Да, мне был очень важен технический уровень исполнения принтов, поэтому очень рад, что технически партнером и спонсором выставки выступила компания «Колорум» с высокопрофессиональным сервисом печати. Мы подобрали лучшую бумагу для того, чтобы поляроид не утратил своей деликатности в изображении. Работы были напечатаны на бумаге без пластика, относящейся к серии традиционных бумаг с очень деликатным глянцем. Она практически создает эффект поверхности поляроидного отпечатка...

– Что оказалось самым важным в результате этого персонального выставочного проекта?

– Например, в Киеве, мне была важна реакция публики, ведь выставка – это всегда испытание на прочность твоего художественного высказывания. Киевский зритель, признаюсь, меня очень порадовал своей активностью, живой заинтересованностью. На выставке было много экспертов. В итоге поступил ряд интересных предложений. Отмечу, что в Киеве была презентована первая часть проекта «Белорусская фактография», и сейчас мне более ясно представляется выставка, где будут собраны все три части проекта. Также после поездки в Киев я начал работу над созданием книги, то есть над тем, как поместить свой проект в книжное пространство.

– Можно ли говорить о том, что ваш горизонт понимания фотографии на данном этапе сдвинулся еще дальше?

– Можно сказать так: если делаешь шаги к горизонту, он движется вместе с тобой. Могу еще раз адресовать к большому количеству реакций. В Киеве в рамках своей выставки я выступил с лекцией на тему «Конструирование идентичности белорусской фотографии» на примере проектов, закрепленных в фотокнигах. И по реакции гостей (участников дискуссии), могу сказать, что, несомненно, этот горизонт понимания фотографии движется. Я чувствую, что достигаю определенных ответов, но появляются новые и новые вопросы – и уже другого порядка. Они находятся еще глубже, чем предыдущие. Скажу так: мне скорее важно двигаться не в сторону горизонта, а в глубину. Мне близка эта метафора глубины и мне важно, чтобы новое погружение получилось.